Russian perspectives on the Great Exhibition (2)

The second article on the Great Exhibition in Sovremennik [The Contemporary] appeared in the foreign news round-up of the July-August issue. While the first report was somewhat unclear in its origins, this one was evidently cobbled together from reports in the European press. A further development is apparent regarding the naming of the building; the words used remains the same (Kristal’naia Palata), but now they are in upper case throughout, i.e. this is no longer merely a description, it has become a proper name (Russian is very sparing in its use of capitals). For that reason, this time I’ve chosen to translate it as the Crystal Palace.

О лондонской выстваке.
Современник, 28 (1851). Смесь. Иностранные известия, с. 74-6

Около двух месяцев уже английские и французские журналы разносят по Европе известия о всемирной выставке; но в этих рассуждениях до сих пор нет еще ничего положительного. Сначала во всех журналах рассуждали о последствиях выставки, — об идее мира, о развитии промышленности, о цивилизации, о влиянии иностранцев на нравы и обычаи англичан. Потом, когда эта тема уже рассмотрена была со всех сторон, начались длинные рассуждения и споры о превосходстве английской и французской промышленности. Парижские фельетонисты превозносят произведение французской промышленности и стараются унизить англичан; а лондонские восхваляют свою отечественную промышленность. О произведениях же других народов почти ничего не говорят. Поэтому мы до сих пор еще не имееем сравнительной оценки различных родов промышленности. Мы можем указать только на замечательные произведения, которые обращают на себя всеобщее внимание посетителей Кристальной Палаты, и о которых поэтому журналы не могли умолчать.

В первые дни после открытия выставки в Кристальной Палате всеобщее внимание обращено было на брильянт, известный под названием: «ко-и-нурь (гора света). Эта редкая драгоценность, конечно, не даст никакого понятия ни о чьей промышленности; но она стоит два миллиона фунтов стерлингов, и этого уже достаточно было для того, чтобы англичане обратили на нее особенное свое внимание. Англичане, как говорят, даже и в произведениях искусства главное внимание обращают на цену, а не на внутреннее достоинство предмета. Большая часть джентльменов, осматривая различные произведения на выставке, прежде всего спрашивают: «Сколько золота или серебра пошло на такой-то предмет?» или: «Что стоит такая то вещь?» Что же касается до искусства, отделки, это очень мало занимает их.

В лондонских газетах долго и много писали о знаменитой горе света. Главное опасались, чтобы кто нибудь не унес из Кристальной Палаты этого драгоценного камня, хотя приняты уже все предосторожности против подобного покушения. Знаменитый брильянт помещен на выставке в особенной маленькой комнате, под стеклянным колпаком, в позолоченной клетке. Кроме того в клетке устроен особенный механизм, при посредстве которого брильянт, при малейшем прикосновении к нему чьей либо руки, мгновенно скрывается под землю на несколько метров, и вместо его на поверхности является железная дверь. Впрочем, какой то господин придумал особенный план для похищения его и, неизвестно, с какою целью, напечатал его в одной из лондонских газет. Весь этот план состоит в том, чтобы нанять квартиру поблизости к Кристальной Палате и прокопать подземный ход к тому месту, где находится ко-и-нурь.

После ко-и-нура в последнее время более всего занимала публику машина, приготовляющая конверты для писем. Посредством этой машины лист бумаги складывается и склеивается в одну секунду, так что в продолжении дня приготовляется на ней около 100,000 конвертов. Фабрикант каждому посетителю предлагает приготовленный таким образом конверт.

Впрочем, машины вообще, и особенно английские, привлекают всеобщее внимание посетителей Кристальной Палаты. Даже французы, которые, обыкновенно, стараются унизить все английское, сознаются, что англичане, по устройству машин, превосходят все другие народы. Но, замечательно, что машины производят неодинаковое впечатление на посетителей выставки. Одни смотрят на них с любопытством, с удовольствием, многие даже с восторгом, другие же с грустью, с сожалением и иногда даже со слезами. Однажды публика особенно поражена была слезами молодой девушки. Бедная девушка содержит себя и старушку-мать единственно своими трудами, занимаясь приготовлением конвертов. Заметив, с какою невероятною быстротой машина приготовляет конверты, она не могла удержаться от слез.

Между музыкальными инструментами на выставке особенно замечательно, говорят, дубовое фортепьяно. Оно замечательно не столько по своему устройству, сколько по дешевизне: оно продается за 100 франков. Многие предполагают, что этот инструмент удостоен будет первой премии; и это предположение породило уже множество огромных пари.

Впрочем, выставка все еще не достигла окончательной полноты и с каждым днем, говорят, более и более наполняется. Русские произведения, остановленные льдами, не могли поспеть на выставку ранее июня, и потому они не могли быть оценены посетителями Кристальной Палаты. Только наши шелковые материи возбудили всеобщее внимание знатоков. Даже лионские фабриканты отзываются о них, говорят, с особенною похвалой.

Число посетителей Кристальной Палаты с каждым днем все увеличивается, особенно после того, как билеты для входа в Палату продаются по одному шиллингу. Сначала эти билеты продавались чрезвычайно дорого; только в последних числах мая цена их понизилась до одного шиллинга. Весь сбор за билеты к половине июня простирался до 228 тысяч фунтов стерлингов (5,757 тысяч франков).

С июня между посетителями Кристальной Палаты особенно много было сельских жителей и рабочих. Но число иностранцев до сих пор вовсе не так велико, как надеялись жители Лондона. До открытия выставки расчетливые англичане предполагали, что большая часть Европы двинется в Лондон, оставляли свои дома для отдачи в наем, сами же удалялись в другие города или помещались в подвалах и кухнях. Расчет оказался не совсем верным. Счастливы те, которые могли отдать свои квартиры за несколько шиллингов, между тем как прежде предполагали взять за них большие суммы.

В конце мая и в первых числах июня жители Лондона постоянно отвлекаемы были от Кристальной Палаты различными праздниками и увеселениями, между которыми особенно замечателен был бал, данный в пользу бедных литераторов. Надобно заметить, что в Лондоне, по идее известного нашим читателям Диккенса, составилось общество для поощрения молодых литераторов и для пособия бедным литераторам. Члены этого общества решились дать несколько домашних представлений, для усиления своего общественного капитала. Сэр Э. Бульвер по этому случаю написал новую комедию, а герцог девонширский предложил обществу залу. Новая пьеса разыграна была литераторами, в присутствии королевы и принца Альберта, и заслужила всеобщее одобрение. Общество собрало за это представление 2 тысячи фунтов стерлингов.

On the London Exhibition.
The Contemporary, 28 (1851). Miscellany. Foreign News, pp. 74-6

For around two months already British and French journals have been peddling news around Europe of the world’s fair, but so far there has been nothing positive in these reflections. At first all the talk in the journals was about about the impact of the exhibition – the idea of ​​peace, the development of industry, of civilization, the influence of foreigners on the manners and customs of the British. Then, when this topic has already been considered from all sides, there commenced long arguments and debates about the superiority of British and French industry. Parisian columnists praised the products of French manufacturing and try to disparage the British, while London columnists and praised their own domestic industry. About the products of other nations they say almost nothing. Therefore at this point we still have no comparative assessment of the various types of industry. We can point only to remarkable works, which attract the universal attention of visitors to the Crystal Palace, and on which for that reason the journals could not remain silent.

In the first days after the opening of the exhibition in the Crystal Palace universal attention was paid to the diamond known as the “koh-i-nor” (Mountain of Light). This rare jewel, of course, will provide no understanding of anybody’s industry, but it’s worth two million pounds sterling, and that has been enough to ensure that the British paid it special attention. The British, as they say, even when it comes to works of art pay most attention to the price, not the intrinsic value of the object. Most of the gentlemen looking at the various works in the exhibition ask first of all: “How much gold or silver went to such an object?” Or: “How much does such a thing cost?” As for art and decoration, it very little occupies them.

London newspapers have written endlessly and at great length about the celebrated Mountain of Light. In the main they feared that somebody would take this precious stone from the Crystal Palace, although all precautions have already been taken against such an attempt. The celebrated diamond is placed in the exhibition in a special small room under a glass dome, in a gilded cage. In addition a special mechanism is arranged in the cage by means of which the diamond, at the slightest touch from any hand, instantly disappears some metres under the ground, and in its place on the surface there appears a metal door. However, some gentleman or other thought up a special plan to abduct it and, it is unclear to what purpose, published it in one of the London newspapers. The entire plan consisted of renting a flat close to the Crystal Palace and digging a tunnel to the spot where the Koh-i-nor was placed.

After the Koh-i-Nor in recent times the public has been most of all been occupied by a machine that prepare envelopes for letters. By means of this machine a sheet of paper folded and glued in a single second, so that in the course of the day around 100,000 envelopes are made on it. The manufacturer offers each visitor offers an envelope thus made.

However, machines in general, and especially the British ones, attract the universal attention of visitors to the Crystal Palace. Even the French, who usually try to denegrate everything British, acknowledge that the British are superior to all other peoples in the design of machinery. However, it is remarkable that the machines produce different impressions on visitors to the exhibition. Some look at them with curiosity, with pleasure, many even with delight, but others with sadness, regret, and at times even with tears. One day the audience was particularly struck by the tears of a young girl. The poor girl supported herself and her mother solely by her work making envelopes. Seeing the incredible speed with which the machine made the envelopes, she could not refrain from tears.

Among the musical instruments at the exhibition particularly remarkable, they say, is a piano made of oak. It is remarkable not so much not so much in its design as in its cheapness: it sells for 100 francs. Many suggest that this instrument will be awarded the first prize, and this suggestion has already led to many enormous bets.

However, the exhibition has not yet reached its full capacity, and with every day, they say, it is filling up more and more. The Russian products, stopped by the ice, did not make it to the exhibition until June, and for that reason they could not be assessed by visitors to the Crystal Palace. Only our silk fabrics aroused the widespread attention of connoisseurs. Even the manufacturers of Lyons speak about them, they say, with special praise.

The number of visitors to the Crystal Palace is increasing every day, especially since tickets for entry to the Palace have been sold for one shilling. A first these tickets were extremely expensive; only in the final days of May did their price drop to one shilling. The entire takings for tickets up to the middle of June, reached 228 thousand pounds sterling (5,757 thousand francs).

Since June amongst visitors to the Crystal Palace there have been particularly large numbers of rural inhabitants and workers. But the number of foreigners has so far has been nothing like as great as residents of London had hoped. Before the opening of the exhibition thrifty British people assumed that a great part of Europe would move to London, gave up their homes to rent out, and themselves moved away to other cities or found places in cellars and kitchens. The calculation turned out not to be quite correct. Those who can rent out their apartments for a few shillings are fortunate, whereas previously they had assumed they would earn large sums.

In late May and early June the residents of London were constantly distracted from the Crystal Palace by various holidays and entertainments, among which especially remarkable was the ball given in aid of poor writers. It must be noted that in London, on the idea of Dickens, who our readers know well, a society was formed to encourage young writers and for the benefit of poor writers. The members of this society have decided to put on a number of domestic performances, to increase the society’s capital. Sir E. Bulwer wrote a new comedy for the occasion, and the Duke of Devonshire offered the society a hall. The new play was performed by writers, in the presence of the Queen and Prince Albert, and earned universal approval. The company has collected 2 thousand pounds for this production.

Creative Commons License
This translation by Sarah J. Young is licensed under a Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 Unported License.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *